ј Ѕ ¬ ƒ « »   Ћ ћ Ќ ќ ѕ ÷ Ў ў Ё ё я

Ѕуонамико Ѕуффальмакко (1262-1340)

 

Ѕуонамико ди  ристофано, прозванный Ѕуффальмакко, флорентинский живописец, который был учеником јндреа “афо и прославлен как человек веселый мессером ƒжованни Ѕокаччо в его Ђƒекамеронеї, был, как известно, ближайшим при€телем живописцев Ѕруно и  аландрино, которые и сами были шутниками и весельчаками, и, насколько можно судить по его работам, рассе€нным по всей “оскане, весьма хорошо разумел и в своем искуccтве живописи.
Ќачну с того, что он проделывал еще в юности. ‘ранко —аккетти расcказывает в своих Ђ“рехстах новеллахї, что, когда Ѕуффальмакко был еще подмастерьем у јндреа, названный мастер имел обыкновение в то врем€, когда ночи были длинные, подниматьс€ на работу до света и заставл€л бодрствовать и своих подмастерьев; это очень огорчало Ѕуонамико, которого отрывали от сладкого сна, и он замыслил найти способ отучить јндреа вставать на работу до света, и вот что он придумал. ¬ каком-то неметеном подвале поймал он тридцать больших не то жуков, не то тараканов и тонкими и короткими булавками приколол на спину каждого из них по огарку и лишь только наступил час, когда јндреа обычно поднималс€, через дверную щель он начал впускать, зажегши свечки, их одного за другим в комнату јндреа. “от уже проснулс€ как раз в тот час, когда он обычно будил Ѕуффальмакко, и, увидев огоньки, начал дрожать от страха и, будучи старым и весьма трусливым, тихонько молилс€ богу, чита€ молитвы и псалмы; в конце же концов, спр€тавшись с головой под оде€ло, он в эту ночь так и не стал будить Ѕуффальмакко, но осталс€ в том же положении, дрожа непрерывно от страха, до самого света.  огда же он утром встал, то спросил Ѕуффальмакко, не видел ли он демонов, которых было больше тыс€чи. Ѕуонамико ответил, что не видел, ибо лежал с закрытыми глазами и подивилс€ только тому, что его не разбудили. Ђ уда там будить, Ч сказал “афо, Ч не до живописи мне было. я решил во что бы то ни стало переехать в другой домї. Ќа следующую ночь, хот€ Ѕуонамико впустил в комнату “афо только трех жуков, но тот, помн€ страхи прошлой ночи, и из-за немногих дь€волов, которых он увидел, не спал ни минуты и, едва наступил день, ушел из дома, с тем чтобы больше туда не возвращатьс€. » немалых трудов стоило заставить его переменить решение. Ѕуонамико привел к нему приходского св€щенника, только тот и смог его утешить.  огда “афо и Ѕуонамико обсуждали после это происшествие, Ѕуонамико сказал: Ђя посто€нно слышу, что величайшие враги √оспода Ч это демоны, и заключаю отсюда, что они должны быть также главнейшими противниками живописцев, ибо, помимо того что мы всегда изображаем их безобразнейшими, мы, что того хуже, только и занимаемс€ тем, что пишем и на стенах и на досках св€тых мужей и жен, то есть, назло демонам, людей самых благочестивых и лучших; потому-то демоны на нас серд€тс€, а так как могущества у них больше ночью, чем днем, то они и проделывают над нами подобные шутки и устро€т что-нибудь еще и похуже, если вовсе не оставить этой привычки вставать до светаї. “акими и многими другими словами Ѕуффальмакко, подкрепив то, что говорил мессер св€щенник, обделал дело так хорошо, что “афо перестал вставать до света, а демоны перестали бродить ночью по дому со свечками. Ќо так как доходы “афо стали уменыштьс€, то не прошло и нескольких мес€цев, как он, забыв почти о вс€ком страхе, начал снова вставать и работать ночью, а также будить Ѕуффальмакко; но тогда снова стали гул€ть тараканы, со страха главным образом по совету св€щенника, ему пришлось отказатьс€ от этого совершенно. —лух об этом распространилс€ затем по городу, и это стало причиной того, что некоторое врем€ ни “афо, ни другие живописцы уже больше не вставали работать ночью.
ѕо прошествии недолгого времени Ѕуффальмакко стал очень хорошим мастером, ушел, как рассказывает тот же ‘ранко, от “афо и начал работать самосто€тельно, име€ всегда заказы. ќн нан€л дом, где и работал и проживал, р€дом же жил весьма зажиточный шерст€ных дел мастер по имени  аподока, который стал новым посмешищем: жена его каждую ночь вставала до света, как раз тогда, когда Ѕуффальмакко, работавший до этого часа, только ложилс€; и, усевшись за свою пр€лку, которую она по несчастливой случайности поставила насупротив кровати Ѕуффальмакко, она всю ночь, пр€ла шерсть. » так как Ѕуонамико не мог ни вздремнуть, ни выспатьс€, он начал раздумывать, как бы пособить этой напасти. Ќо вот не прошло и много времени, как он заметил, что за кирпичной стеной, отдел€вшей его от  аподоки, находилс€ очаг докучливой соседки, и через трещину было видно, что она делала у огн€; измыслив новую хитрость, он просверлил отверстие длинным буравом и вставил трубку и, дождавшись, когда жены  аподоки не было у огн€, он и один и другой раз насыпал столько, сколько хотел, соли в горшок соседки; когда же  аподока садилс€ за обед или ужин, он подчас не мог не только есть, но и попробовать ни супа, ни м€са, такими горькими они были от излишка соли. ќн стерпел раз и другой и всего пошумел лишь немного; но, убедившись в том, что слов было недостаточно, он несколько раз поколотил бедную женщину, котора€ дошла до отча€ни€, ибо еи казалось, что она хорошо умеет солить жаркое. » вот однажды, когда муж бил ее за это, она начала оправдыватьс€, отчего  аподока еще больше осерчал и снова стал колотить ее так, что она кричала со всей мочи; на шум сбежались все соседи, и вместе с другими притащилс€ туда и Ѕуффальмакко, который, выслушав, в чем  аподока обвин€ет свою жену и как она оправдываетс€, сказал  аподоке: Ђ≈й-богу, кум, надо быть благоразумным. “ы жалуешьс€ на то, что жаркое пересолено и утром и вечером, а € удивл€юсь как тво€ добра€ жена может что-нибудь толком делать. „то до мен€, то € не знаю, как она днем на ногах держитс€: ведь всю ночь она сидит за своей пр€лкой и не спит, как мне кажетс€, ни часу. ќтучи ее полуночничать, и увидишь, что, высыпа€сь как следует, она и днем будет в своем уме и таких оплошностей не сделаетї. ќбратившись затем к остальным сосед€м, он ловко убедил их, что это дело не шуточное, и все начали говорить  аподоке, что Ѕуонамико сказал правду и что следует так и сделать, как он советует. ѕоверив этому, он не велел жене вставать так рано; и с тех пор жаркое было посолено как следует, за исключением тех дней, когда жена случайно вставала рано, ибо тогда Ѕуффальмакко оп€ть примен€л свое средство; и в конце концов  аподока отучил ее от этого совершенно.
Ѕуффальмакко же в числе первых выполненных им работ, во ‘лоренции в монастыре фаэнцских монахинь, находившемс€ там, где ныне цитадель ѕрато, расписал собственноручно всю церковь и среди другах историй из жизни ’риста, в которые вложил много хорошего, изобразил избиение »родом невинных младенцев, где показал очень живо выражени€ как убивающих, так и других фигур, ибо в некоторых матер€х и кормилицах, вырывающих детей из рук убийц, царапа€сь, куса€сь и помога€ себе, насколько возможно, руками и всеми движени€ми тела, про€вл€етс€ вовне их душа, полна€ столько же €рости и гнева, сколько и жалости. ќт этой работы, поскольку монастырь этот ныне разрушен, не осталось ничего, кроме одного раскрашенного рисунка, где эта истори€ нарисована собственноручно самим Ѕуонамико.
Ѕуффальмакко был человеком очень рассе€нным и небрежным как в жизни, так и в том, что касаетс€ одежды, и, когда он выполн€л эту работу дл€ вышеупом€нутых фаэнцских монахинь, он не всегда надевал плащ и капюшон, какие носили в те времена; монахини видели его так несколько раз через отверстие, которое он дл€ них проделал, и начали говорить келарю, что им не нравитс€, что он ходит в жилете; тот их успокоил, и они некоторое врем€ молчали. Ќо в конце концов, вид€ его всегда в том же виде, они начали думать, что это подмастерье, растирающий краски, и передали ему через насто€тельницу, что им хотелось бы видеть, как работает мастер, а не только он один. Ќа это Ѕуонамико, как человек любезный, ответил, что, как только прибудет мастер, он известит их об этом, хот€ он и замечал, как мало они ему довер€ют. ѕосле чего он вз€л козлы и поставил их на другие, сверху же поместил сосуд, а именно кувшин с водой, на горлышко которого надел капюшон, остальную же часть кувшина покрыл гражданским плащом, подпо€сав хорошенько козлы, затем в носик, откуда течет вода, он искусно вставил кисть и ушел.  огда монахини пришли посмотреть на работу через отверстие, проделанное им в холсте, они увидели фальшивого мастера во всем параде. ќни решили, что он будет работать лучше, не так, как тот подмастерье-нер€ха, и несколько дней больше ни о чем не думали. Ќаконец им так захотелось погл€деть, каких прекрасных вещей наделал мастер, что по прошествии двух недель, в течение которых Ѕуффальмакко не по€вл€лс€ там ни разу, ночью, предполага€, что тогда мастера там не будет, пошли посмотреть на его живопись, но совсем законфузились и покраснели, когда сама€ из них смела€ обнаружила важного мастера, который за две недели ничего не наработал. “огда они пон€ли, что получили от него по заслугам и что работы, выполненные им, достойны восхвалени€, и через келар€ они обратно вызвали Ѕуонамико, который, покатыва€сь от смеха, весело вернулс€ к работе, дав им пон€ть, чем люди отличаютс€ от кувшинов и что о работе людей не всегда можно судить по их одежде. » в несколько дней он закончил там историю, весьма всем понравившуюс€; она понравилась им во всех своих част€х, и только цвет лица фигур показалс€ слишком неживым и бледным. Ѕуонамико услышал это и, узнав, что у насто€тельницы было лучшее во ‘лоренции вино, которое она хранила дл€ причасти€ во врем€ мессы, сказал им, что недостаток можно исправить только в том случае, если подмешать к краскам хорошего вина, ибо, если такими красками тронуть щеки и другие части лица фигур, они покраснеют и окрас€тс€ гораздо живее. ”слышав это, добрые сестры поверили всему и, пока он работал, все врем€ снабжали его лучшим вином; он же, распива€ его, стал после этого писать своими обыкновенными красками более свежие и рум€ные лица.
ќкончив эту работу, он написал в аббатстве в —еттимо несколько историй из жити€ св. »акова в посв€щенной этому св€тому капелле, что во дворе. Ќа своде он изобразил четырех патриархов и четырех евангелистов, причем следует отметить, как естественно дует св. Ћука на перо, чтобы с него стекали чернила. Ќа стенах же, где изображено п€ть историй, мы видим красиво расположенные фигуры, и все завершено с толком и изобретательностью. ј чтобы легко добиватьс€ телесного цвета, Ѕуонамико, как это видно по этой работе, делал весь подмалевок фиолетовой солью, котора€ образует со временем соленый осадок, съедающий и разрушающий белила и другие краски; и потому неудивительно, что работа эта испортилась и выцвела, тогда как многие другие, выполненные гораздо раньше, сохранились отлично. я думал раньше, что роспис€м этим повредила сырость, позднее же убедилс€ по опыту, рассмотрев другие его же работы, что не от сырости, а от этого особого способа Ѕуффальмакко они испортились настолько, что на них не видно ни рисунка, ни чего-либо другого, а там, где был телесный цвет, осталс€ только фиолетовый. “ому, кто хочет, чтобы живопись его была долговечной, способ этот примен€ть не следует. ѕосле этого Ѕуонамико выполнил на досках две работы темперой дл€ монахов ‘лорентинской чертозы, из которых одна находитс€ там, где на хорах став€тс€ книги дл€ пени€, друга€ же внизу, в старых капеллах. ¬о ‘лорентинском аббатстве он расписал фресками капеллу ƒжоки и Ѕастари возле главной капеллы; в капелле этой, несмотр€ на то, что она перешла к семейству Ѕосколи, названные росписи Ѕуффальмакко сохранились и поныне; он изобразил там страсти ’ристовы, с талантливой и прекрасной выразительностью показав в ’ристе, омывающем ноги ученикам, кротость и смирение величайшие, в евре€х же, ведущих его к »роду, Ч жестокость и свирепость, особенные же талант и легкость он про€вил, изобража€ ѕилата в темнице и повесившегос€ на дереве »уду; после чего нетрудно поверить тому, что рассказывают об этом при€тном живописце, а именно что, когда он хотел постаратьс€ и потрудитьс€, что бывало редко, он не уступал ни одному из других живописцев своего времени. —праведливость этого подтверждают фрески, выполненные им в ќньисанти, там, где теперь кладбище; они вьйюлнены с такой тщательностью и такой предусмотрительностью, что дождева€ вода, поливавша€ их столько лет, не могла их испортить так, чтобы нельз€ было опознать их хорошего качества, а сохранились они столь превосходно потому, что написаны они были пр€мо по сырой штукатурке. »так, на стенах, а именно над гробницей јлиотти, наход€тс€ –ождество ’ристово и ѕоклонение волхвов. ѕосле этих работ Ѕуонамико отправилс€ в Ѕолонью, где в —ан ѕетронио, в капелле Ѕолоньини, а именно на сводах, написал фрескои несколько историй, не законченных по неизвестной причине.
¬ 1302 году он, как говор€т, был приглашен в јссизи и в церкви —ан ‘ранческо, в капелле св.  атерины, расписал фреской все истории ее жити€; фрески эти сохранились весьма хорошо, и мы видим на них несколько фигур, заслуживающих одобрени€.  огда он заканчивал эту капеллу, из ƒреццо приехал епископ √видо; услышав, что Ѕуонамико был веселым человеком и стб€щим художником, он пожелал, чтобы тот задержалс€ в его городе и расписал в епископстве капеллу, ту, где теперь крещальн€. Ѕуонамико приступил к работе и сделал уже пор€дочно, когда с ним приключилс€ самый странный на свете случай; произошло же, как рассказывает ‘ранко —аккетти в своих Ђ“рехстах новеллахї, следующее. ” епископа была обезь€на, сама€ потешна€ и дурна€ из всех, когда-либо существовавших. ∆ивотное это влезало иногда на подмость€, чтобы посмотреть, как работает Ѕуонамико, и, сто€ у него за спиной, не спускало с него глаз и примечало все, когда он смешивал краски, встр€хивал баночки, разбивал €йца дл€ темперы и вообще что бы он ни делал. » вот как-то после того, как Ѕуонамико в субботу вечером ушел с работы, обезь€на эта в воскресенье утром, несмотр€ на то что к ногам ее, по распор€жению епископа, был прив€зан большой дерев€нный чурбан, чтобы она не могла повсюду прыгать, влезла, хот€ груз был болыиой, на подмость€, где обыкновенно сто€л во врем€ работы Ѕуонамико, и, схватив там банки, стала их опрокидывать одна в другую, смешива€ краски, и разбивать все €йца, сколько их там ни было, и начала кист€ми пачкать изображенные фигуры и продолжала заниматьс€ этим до тех пор, пока не переписала собственноручно все, что там было. ѕокончив с этим, она сделала новую смесь из всех немногих оставшихс€ красок, слезла с подмостьев и ушла.  огда в понедельник утром Ѕуонамико пришел на работу и увидел испорченные фигуры, опрокинутые банки и все остальное, перевернутое вверх ногами, он был весьма поражен и смущен. ћногое про себ€ передумав, он пришел наконец к выводу, что это сделал какой-нибудь аретинец из зависти или по иной причине; он отправилс€ затем к епископу и рассказал ему, что произошло и кого он подозревает; епископ был этим сильно взволнован, но, одобрив Ѕуонамико, попросил, чтобы он снова прин€лс€ за работу и восстановил все испорченное. » так как он поверил его словам, которые были правдоподобными, он дал ему шесть своих вооруженных слуг, которые должны были сто€ть на страже с секирами в то врем€, когда он не работал, и беспощадно рубить на куски вс€кого, кто бы ни пришел.
ѕосле того как фигуры были переписаны во второй раз, однажды, когда часовые были на страже, они услышали, как что-то по церкви громыхает, и вскоре увидели, как обезь€на влезла на подмость€, с быстротой молнии смешала краски, и вот уже новый мастер начал обрабатывать св€тых Ѕуонамико. ѕозвав художника и показав ему злоумышленника, они сто€ли и смотрели вместе с ним, как тот работает, и чуть не лопались от хохота, и в особенности Ѕуонамико, который, хот€ с ним и произошло несчастье, не мог не сме€тьс€ до слез. Ќаконец он отпустил стражей, сто€вших на часах с секирами, а сам отправилс€ к епископу и за€вил ему: Ђћонсиньор, вы желаете, чтобы € писал так, а ваша обезь€на хочет писать по-другомуї. –ассказав ему затем о случившемс€, он добавил: Ђ¬ам не стоило искать живописца на стороне, раз у вас дома есть мастер; хот€ он, кажетс€, не умел хорошо мешать краски, но теперь он этому научилс€, ну и пусть работает один, € лучше не сделаю, а, убедившись в его умении, буду доволен, если за свои труды не получу ничего, кроме разрешени€ вернутьс€ во ‘лоренциюї. —луша€ рассказ о происшествии, епископ, хот€ оно ему и не понравилось, не мог удержатьс€ от смеха, и главным образом потому, что животное подшутило над тем, кто был величайшим шутником на свете. ќднако, после того как они наговорились об зтом и вдоволь посме€лись, епископу удалось убедить Ѕуонамико прин€тьс€ за работу в третий раз и довести ее до конца. ќбезь€на же в искупление и в наказание за соде€нный проступок была посажена в большую дерев€нную клетку, в которой ее держали там, где работал Ѕуонамико, до тех пор, пока работа не была закончена совершенно. Ќевозможно себе и представить, какие штуки и мордой и всем телом и руками проделывала в клетке эта зверюга, вид€, что не может сделагъ того, что делают другие.
 

ѕродолжение

 артины художника


Ќа главную

—писок художников

—сылки.
 онтакты




–†–µ–є—В–Є–љ–≥ –°–∞–є—В–Њ–≤ YandeG –Я—А–Њ–і–∞–ґ–∞ –Ї–∞—А—В–Є–љ –Р—А—В–Э–∞—Г - —Е—Г–і–Њ–ґ–љ–Є–Ї–Є –Є –Ї–∞—А—В–Є–љ—Л –°–Њ—О–Ј –Њ–±—А–∞–Ј–Њ–≤–∞—В–µ–ї—М–љ—Л—Е —Б–∞–є—В–Њ–≤ –І–Ш–°–Ґ–Ђ–Щ –Ш–Э–Ґ–Х–†–Э–Х–Ґ - logoSlovo.RU Arts.In.UA
PR-CY.ru